Лицензия на слежку: в Украине скоро узаконят деятельность частных детективов.

Частные детективы, чью деятельность у нас скоро попробуют узаконить, всё реже шпионят за неверными супругами и всё чаще следят за бизнесменами

Мы встречаемся в людном месте. Ему — лет 35, рост — около 170 см. Одет весьма просто: упадёт такой на хвост, и не заметишь.

— Сегодня я обычный парень, завтра — респектабельный бизнесмен, — говорит Игорь Степанов (по просьбе сыщика его имя изменено. — Фокус).

Он родом из Днепропетровска. Бывший милиционер, хоть бывших, как говорится, в таком деле не бывает. Владеет единоборствами, есть два высших образования. Но главное — багаж опыта. Как выражается сам Игорь, быть хорошей ищейкой его выучило государство.

Согласно записи в трудовой книжке собеседник Фокуса занимается охранной деятельностью. Так же думают и близкие. «Дома я другой, дома я отдыхаю, дома я ни за кем не слежу», — говорит Игорь.

Нарушат — посадим

В России таким бизнесом занимаются около 100 тыс. человек. Всех услуг, предлагаемых детективами, не счесть: поиск пропавших, должников, сбор информации по гражданским и уголовным делам, обнаружение скрытого видеонаблюдения, нахождение источника утечки информации, бизнес-развездка. Через месяц всё это может стать вполне легальным занятием: Верховная Рада вынесла на рассмотрение закон «О частной детективной деятельности», идея которого возникла ещё семь лет назад. Детективам разрешат лишь то, что и так может делать обычный гражданин. Единственный бонус документа — легализация полученной информации и возможность использовать её в суде как доказательство.

— Если слежка будет производиться в рамках закона — не проблема. Нет — посадим в тюрьму, — говорит автор закона, председатель Комитета ВР по вопросам обеспечения правоохранительной деятельности и советник президента по правовым вопросам Владимир Мойсик.

Несмотря на множество нареканий, он своим детищем доволен. Нравится законопроект и президенту.

— Хотим мы или нет — продолжает г-н Мойсик, — в Украине действуют сотни детективов. Банки пользуются услугами собственных детективных агентств, крупные бизнесмены и олигархи также содержат частный сыск. А сколько ещё независимых агентств, в которые обращаются простые украинцы, пытаясь понять, куда по вечерам пропадают их жёны и мужья. Рынок частного сыска работает по принципу «что не запрещено, то разрешено». И надо это менять.

Если закон примут, детективы станут предпринимателями. Они получат лицензии и специальные удостоверения личности. Насколько пополнится бюджет за счёт отчислений детективных бюро, Владимир Мойсик сказать пока не может. Но надеется, что это будут хорошие деньги:

— Это прибыльный бизнес. Бедных частных детективов я ещё не встречал: все на хороших машинах, в дорогих костюмах.

Российский детективный закон работает с 1992 г. Но он тоже ничего особого не разрешает. Зато за превышение своих полномочий детектив может угодить за решётку на срок до семи лет. Бывший сотрудник МИДа Дмитрий Тюрин уже 11 лет держит в Москве собственное детективное бюро «Беовульф». Хоть он и сторонник законной работы, но твёрдо убеждён, что можно обойтись и без закона о детективной деятельности:

— Разрешения на работу мы получаем в МВД, поэтому ради одной бумажки я вынужден регулярно совершать по 10-15 визитов в милицию.

Украинские законодатели о коррупционной лазейке знают и потому решили: лицензии выдавать будет Минюст, а не МВД.

— Будь лицензирование сыщиков в руках МВД, ни один детектив не получит разрешения, — уверен Владимир Мойсик. — Стражи закона через своё милицейское лобби сделают всё возможное, чтобы закон не прошёл. Но мы его примем.

Были бы деньги

По неофициальным данным, в Украине действуют около сотни частных детективов. В Германии их около двух тысяч; столько же — в Великобритании. Французские приватные сыщики, которых больше трёх тысяч, обязаны пройти спецподготовку в центре, аккредитованном при МВД. Они имеют право расследовать уголовное дело, пока за него не взялась полиция. Больше всего частных сыщиков — в Америке и России. В США работают 60 тыс. частных сыщиков, зарабатывают они по $25-50 тыс. в год. Их услугами пользуется почти каждый десятый американец. Причём пятая часть этих заказов — пустая трата времени и денег: например, поиск приведений или слежка за тем, как в отсутствие хозяев проводят время домашние животные.

$3 тыс. за досье

— Шутку знаете? Сидит молодой опер на «Одноклассниках». В кабинет заходит генерал, подсаживается поближе за компьютер, глаза округляются: «И это они всё о себе сами выкладывают?! Добровольно? Ну и лафа наступила!» — смеясь, рассказывает москвич Олег Пытов, бывший сотрудник МВД России, а с 1995 г. частный сыщик-одиночка. — Информация есть везде, нужно просто уметь её найти.

Его украинские коллеги сейчас пользуются всеми доступными способами получения информации: слежка, видеонаблюдение, фотосъёмка, прослушка, внедрение в коллектив под видом нового сотрудника. 30% гонораров уходит на благодарность информаторам, которые есть в том числе и в органах внутренних дел.

— Свои люди помогают с информацией за спасибо: все мы бывшие оперативники, друг друга знаем, — рассказывает киевский сыщик Игорь. — Раздобыть важную справку о человеке, положении его дел, имуществе стоит $50-100. Слив полного досье на человека обойдётся в $1,5-3 тыс. Однажды мне понадобилась конфиденциальная информация об одном предприятии. Чтобы её получить, я вышел на начальника службы безопасности, сошлись на трёх тысячах. Он буквально вытащил из компьютера своего директора нужные документы и отдал мне. Заказчик заплатил за информацию $10 тыс., а её значимость для своего бизнеса оценил дороже $50 тыс.

Олег Пытов — бывший сотрудник российского МВД; теперь он в одиночку работает сыщиком. По его словам, информация есть везде, главное — найти её.

На хвосте

Своими секретами сыщики делятся неохотно. Говорят, что, например, для простой слежки нужно знать маршруты передвижения объекта, марку и цвет машины, иметь несколько фотографий «подопечного», список возможных встреч, друзей, телефонов. На выполнение заказа уходит от трёх дней до недели.

— Был случай: в поиске пропавшей девушки я шёл ноздря в ноздрю с розыскниками, — вспоминает Олег Пытов. — Но при этом они работали уже два месяца, а я неделю как получил заявку. Но это вовсе не свидетельство непрофессионализма милиции. Я просто загружен меньше, а заинтересован больше.

Недавно в Донецке искали кредитный автомобиль, который клиент агентства сдал в аренду таксисту.

— Парень оплатил аренду на два месяца и пропал, прихватив машину, — вспоминает директор «Украинской группы поиска» Алексей Бушаков. — Найти таксистка по прописке не удалось. Благодаря знакомым в компании мобильной связи мы вычислили, откуда тот звонил в последние дни. Объехав все эти места, нашли стоянку и пропавший автомобиль. Для милиции это раз плюнуть.

И дед, и отец Алексея Бушакова, как и сам он, служили в органах, в уголовном розыске.

— Однажды мне просто перестали платить зарплату, отменили льготы, бесплатный проезд. И я уволился, — вспоминает Алексей, который теперь и зарабатывает хорошо, и жизнь свою устроил. — Как-то разыскивал в Киеве человека, в руках был рабочий фотоаппарат. Увидел красивую девушку — сфотографировал. Так и живём вместе.

Частный сыщик в Украине зарабатывает тысячу-полторы долларов в месяц; если повезёт, может выйти больше.

Вместо жены — партнёр

Громких скандалов с участием детективов у нас в стране ещё не было.

— Лишь однажды, в 2002-м, сыщики попались на прослушке высокопоставленных чиновников, — рассказывает Алексей Бушаков. — Контору закрыли, ребята ушли с рынка. У нас участились милицейские проверки. А ведь порядочные, опытные детективы за такие заказы не берутся.

Сейчас идёт смена тренда: украинцы всё меньше платят за расследования супружеской измены (кстати, 60% всех таких дел оказываются «липой», всего лишь подозрениями) и всё больше проверяют партнёров по работе, пытаясь обезопасить свой бизнес. Страховщики выясняют, не мошенничает ли клиент. Алексей Бушаков рассказывает об одном деле, которое сейчас они заканчивают:

— Один немец заявил, что во Львовской области его автомобиль обворовали: сняли лобовое стекло, все колёса и магнитолу. Даже предоставил берлинской страховой компании документ из милиции. Но оказалось, что и ограбление, и документ из отделения — фальшивка. Немецкие страховщики нам признательны.

Коллеги Алексея неоднократно внедрялись на предприятия, чтобы выяснить, кто сливает информацию конкурентам. Под маркой сотрудников в одной из компаний им пришлось работать больше месяца. Удалось выяснить: некая группа умышленно занималась саботажем, срывая заказы.

— Умный бизнесмен перепроверит партнёра, прежде чем подписывать контракт, особенно сейчас, — говорит Олег Пытов. — Моя работа однажды сохранила российскому бизнесмену $1,5 млн. Фирму, от сотрудничества с которой я предостерёг заказчика, недавно накрыл российский ОБЭП (отдел по борьбе с экономическими преступлениями. — Фокус).

Раскошелиться на детектива может не каждый. День его работы стоит от $200 до $500, поиск должника — от $500 или до 50% суммы долга. У украинских сыщиков случаются заказы на $5 и на $10 тыс. Но платить первому попавшемуся — рискованно. Как едва ли не хором говорят детективы, слишком много непрофессионалов возомнило себя Холмсами.

 

Евгения Даниленко
Журнал «Фокус», апрель 2009 года