Ловцы человеков.

Следят за тобой, будь осторожен

В нашей с тобой молодой жизни всегда найдется что-нибудь, о чем ты не будешь кричать на каждом углу. Речь не идет о мелких прегрешениях типа перехода улицы на красный свет или художественного вандализма над соседским забором. Твое здоровье. Твое имущество. Твоя личная жизнь.

Все перечисленное представляет собой сферы, в которые посторонний народ может проникать только с твоего любезного согласия. К несчастью, необходимость спрашивать у тебя разрешения идет вразрез с интересами отдельных индивидов. Которым как раз и требуется собрать нужную им инфу о тебе так, чтобы ты ни о чем не догадался. Ну, а цели у сборщиков могут быть самыми разными. Благородными, которыми руководствуется частный детектив, собирая данные для разоблачения нехороших людей, спорными, когда матерый папарацци снимает без спроса частную жизнь селебритиз, и совсем недостойными, вроде шантажа, вымогательства, шпионажа и банального воровства. Процедура, объединяющая все эти занятия, на юридическом жаргоне называется «скрытое наблюдение». На русском языке — слежка.

Не смотри, не смотри по сторонам

Короче говоря, слежка есть ни что иное, как процесс получения разнообразной информации без ведома того, о ком эти сведения добываются. Спешим разочаровать тех, у кого при слове «слежка» перед глазами появился профиль чувака в плаще, темных очках и шляпе, тупо бегающего по городу за своим подопечным. Такой прикид — лучший способ дать человеку понять, что за ним определенно следят. Не говоря уже о том, что «наружка» — самый непродвинутый в техническом плане вид наблюдения, требующий, однако, от наблюдателя неприметной внешности, железной памяти и выдержки, мгновенной реакции и умения импровизировать по обстоятельствам.

Первое, что может спугнуть «объект» — периодическое появление поблизости одних и тех же лиц. Поэтому серьезный хвост, как правило, состоит из нескольких человек, периодически меняющих друг друга. Постоянно меняются средства личной маскировки — очки без диоптрий, но ни в коем случае не темные, куртки, меняющие цвет при выворачивании наизнанку, сумки, пакеты, разные головные уборы, чтобы не примелькаться и не навести ведомого на неприятные размышления. В крупных операциях по наружному наблюдению могут принимать участие до восьми человек и несколько автомобилей, при этом один из следящих должен быть противоположного «объекту» пола.

Поскольку главная задача наблюдателей — не быть обнаруженными, они не могут общаться между собой криками типа «Я его потерял!» или «Вась, смотри, он в кафе пошел!» Для переговоров используется заранее оговоренный код, основанный на естественной жестикуляции. Например, перекрещенные за спиной руки означают «объект стоит», полуоборот в сторону со сгибанием одной руки у груди — «объект переходит через дорогу», пристальный удивленный взгляд на часы — «меня надо срочно сменить». Контакты и маршруты наблюдаемого перца при первой же возможности надиктовываются на карманный диктофон или фиксируются в письменном виде.

В ходе визуальной слежки могут быть реализованы несколько стратегий наблюдения. Первая называется «слежка цепочкой». За «объектом» наблюдает только один человек, остальные идут растянутой цепью следом, ориентируясь по предыдущему и общаясь жестикуляцией. При случайном обнаружении основного агента он уступает место идущему за ним, а сам отрывается от группы, давая тем самым понять наблюдаемому, что их маршруты совпали совершенно случайно. «Слежка с опережением» отличается тем, что следящие время от времени обгоняют «клиента», постоянно находящегося между двумя агентами. «Слежка с подключением» применяется в местах, где трудно не привлечь к себе внимания, поэтому наблюдающие заранее занимают места на пути предполагаемого движения «объекта» и подключаются к слежению по очереди. Стратегия «разовая с передачей» состоит в том, что человек из группы слежения заходит вместе с «объектом» в кафе, ресторан, кинотеатр, садится неподалеку и вскоре покидает заведение, а после выхода «клиент» передается остальным следящим.

Слежение за машиной ведется по тем же правилам, что и за пешеходом. По параллельным улицам движутся несколько автомобилей неброского цвета и моделей, связь между экипажами поддерживается с помощью радио. При грамотном наблюдении сидеть на хвосте допускается не более двух километров, после чего следует обязательный отрыв и подключение к слежению другого автомобиля. С развитием прогресса в ход пошли еще более техногенные методы «наружки» — радиомаячки, системы спутниковой навигации GPS и спутники-шпионы, дающие картинку с разрешением до полуметра. Правда, такими суровыми железяками пользуется в основном армейская, а не частная или корпоративная разведка.

Если же, паче чаяния, поднадзорный не шляется очертя голову по окрестностям, а спокойно сидит на одном месте, наблюдать его проще всего из засады. Под засадой понимается такое место, в котором длительное пребывание наблюдателя не вызовет подозрений — столик в кафе напротив, остановка автобуса, тетка с весами, торгующая картошкой из мешков, водитель, заглохший посреди дороги. Идеальный вариант — наблюдение с чердака или специально снятой квартиры, выходящей окнами в нужную сторону. Чтобы не демаскировать себя, при слежении из комнаты на окно вешаются легкие занавески, наблюдение ведется из глубины комнаты. Если применяется оптическая техника типа бинокля или фотоаппарата, вместе с ней используются «световые туннели», подавляющие появление бликов и длиннофокусные объективы.

Улыбайтесь, вас снимают

«Наружка» позволяет получить данные о контактах и перемещениях интересующей личности. Подслушивание разговоров, перехват почты, взлом сервера и прочие предосудительные вещи — сведения о ее образе мыслей и намерений. Неудивительно, в общем, что этими методами с удовольствием пользуются люди, стоящие по разные стороны Уголовного Кодекса.

Все видели плакат с суровой теткой и слоганом «Не болтай!» Несмотря на это, самый легкий способ услышать нечто, не предназначенное для чужих ушей — это прогулка рядом с болтунами. Гулять могут несколько человек, переодетых в спецодежду и ведущих себя соответственно — например, подметающих дорожки. При этом у каждого из дворников может быть маленький диктофон, а полный текст чужой беседы будет составлен из нескольких записей. Удаленный доступ к разговорчивым гражданам обеспечивается параболическими микрофонами с радиусом действия до ста пятидесяти метров. Шпионский hi-end — система звукозаписи, считывающая лазером и расшифровывающая колебания оконных стекол, возникающие во время разговора за закрытыми дверями. Несколько дешевле обойдется оборудование места беседы радиожучком: современный одноразовый баг размером в несколько миллиметров записывает до часа цифрового звука и может передать данные бесконтактно по каналу bluetooth. Наконец, специально тренированный человек способен прочитать сказанное по губам говорящего в реальном времени или с видеозаписи, сделать которую без звука даже с приличного расстояния проще пареной репы.

Следующий набор методов слежки называется «взятие информации из документов и средств связи». Если шпиону сильно понадобится документ, он может имитировать банальную кражу со взломом, намеренно захватив с собой что-нибудь из бытовой техники — если исчезновение бумаг и заметят, то нескоро. Сходный способ — «распечатать» место хранения, создав паническую ситуацию. Мало кто способен критически воспринимать действия спасателей, когда все вокруг в дыму и орут «Пожар!» Менее энергозатратно перехватить документы в ходе их пересылки, особенно, если они пересылаются по обычной почте, которую можно вскрыть чуть ли не консервным ножом. Далее конверт либо просветят мощной лампой, чтобы сфотографировать строки, либо сделают прозрачным при помощи хитрого спрея, либо просто достанут письмо, а конверт и надписи на нем сфабрикуют. Для нужных целей сойдет и копия документа, которых в учреждениях делается навалом по поводу и без. Даже если бумага порвана на клочки и извлечена из помойки, дознаватель с умелыми руками соберет получившийся пазл на стекле, придавит сверху еще одним стеклом и заклеит скотчем. Нужный текст можно восстановить по копирке при боковом освещении с острого угла и вдавленным следам на подложках, посыпав их порошком восстановленного водородом железа. Уберечь документ от шпиона можно, только размолов его в порошок шреддером.

Совершенно не защищены от несанкционированного доступа радиопередачи. Народные умельцы с успехом собирают широковолновую аппаратуру для сканирования различных полос радиочастот. Или доводят до ума фабричные модели, в рейтинге которых до недавнего времени занимал первое место радиотелефон «Алтай». Единственное спасение от прослушки радио и сотовой связи — применение контрсредств вроде скрэмблерных приставок, шифрующих разговор.

Телефонная связь — однозначно находка для шпиона. С телефона можно писать и собственно беседы по телефону, и все разговоры в комнате, где стоит телефон, даже если трубка лежит на рычаге. Если к тебе внезапно зачастил мастер с телефонной станции ввиду «поломок на линии», желательно проверить, не появились ли после его визитов в телефоне лишние детали. Впрочем, установка жучка — это довольно грубая работа. Желающий может незаметно врезать отвод на линии между аппаратом и АТС и подключить его к магнитофону, который будет срабатывать каждый раз, когда будет сниматься трубка — в телефонной сети падает напряжение. Можно сделать еще хитрее, подключив к одному из проводов линии высокочастотный генератор, запаралеленный, скажем, на трубы отопления или канализации. После этого опытным путем ищут точку его резонанса с телефоном. Внешние высокочастотные колебания будут активно модулироваться микрофоном трубки. Полученный сигнал через парный провод линии будет поступать на усилитель или пишущий вход диктофона. Улыбайтесь, вас снимают!

Есть еще и WWW — безбрежный океан возможностей для любителей всяческого рода снаффа. На каждую программу криптозащиты найдется изобретательный болван, который сломает ее просто из любви к искусству. Не говоря уже о том, что информацией о методах обхода возможностей программы обязательно владеют ее авторы. Существует масса сравнительно простых методов проникновения на удаленный компьютер или сервер с целью изъятия оттуда нужных сведений. Например, программы-трояны, которые скрытно обитают в зараженной памяти и периодически отправляют скриншоты с твоего экрана по им известному адресу, или копируют все, что ты печатаешь на клавиатуре. Если человек не подозревает о резидентной проге, дело швах — все твои тексты, письма, логины, пароли и прочие ценные темы станут объектом пристального изучения понятно с какой целью.

Спасайся, кто может

Тем не менее, наравне с приемами слежки существует и масса приемов ее закоса. Обнаружить наружную слежку можно, если договориться с доверенным человеком о незаметном наблюдении за тобой. Поскольку природа обделила нас глазами на спине, посмотреть назад, не оборачиваясь, можно с помощью отражения в витрине или стекле вагона метро. Можно притвориться, что рассматриваешь товары на прилавке или что-нибудь потерял — тогда твои озирательства по сторонам будет сложно связать с поиском «хвоста» за собой. Еще один способ — вести себя нестандартно: выскочить из троллейбуса перед самым закрытием дверей или из кино сразу после начала сеанса. Вряд ли найдется чудик, который последует за тобой без серьезных на то оснований. Оторваться от слежки можно, используя знакомые тебе черные ходы — проходные дворы, квартиры и подъезды с двумя выходами, часто пересаживаясь в транспорте в час пик, или изменив детали одежды и походку после «случайного» захода в туалет. В крайнем случае, если тебя «пасут» явно и настойчиво, можно проявить агрессию по отношению к агенту с перспективой разжигания скандала — того, чего с самого начала наблюдатели стараются всеми силами избежать. Иногда помогает.

Чтобы защититься от подслушивания, серьезные вещи следует обсуждать в изолированной от соседних помещений комнате при закрытых дверях, окнах, форточках и задернутых шторах. Если есть угроза использования радиозакладок, перед началом разговора можно воспользоваться прибором для их поиска или включить генератор помех для подавления приемников — и то, и другое не является противозаконной аппаратурой и свободно продается в Интернете по разумным ценам. Понятно, что не стоит публично распинаться о своих секретах на улице, в парке или публичном месте типа ресторана или боулинга. Если необходимо сказать что-то важное, говори шепотом прямо в ухо соседу или пиши на бумаге, которую после прочтения сожги в пепельнице и размешай пепел. Во время доверительной беседы выключи мобильные телефоны — пока мобила включена, через нее может вестись прослушка. Однозначно не стоит болтать по телефону почем зря — это самое незащищенное от несанкционированного подключения средство связи! Если ты понимаешь, что твой собеседник начинает сползать на скользкие в смысле секретности темы, лучше скажи прямым текстом: «Это не телефонный разговор». Чтобы информация не утекла с компьютера, пора ставить грамотный антивирус и регулярно апдейтить вирусные базы, тем более, что в серьезных антивирусных пакетах обычно присутствует и файрволл, и эвристический анализатор, распознающий незнакомые угрозы. Ставь пароли, пользуйся системами шифрования данных, особенно при обмене почтой, защищай свои диски от записи и чтения посторонними юзерами при работе в локальной сети. И запирай рабочее место на ключ — пока ты маешься с антивирусом, машину со всем содержимым могут спереть в твое отсутствие.

Ну, и конечно, данное сочинение не является пособием для желающих следить за своими ближними и дальними. Поскольку наблюдение за людьми с какой бы то ни было целью — а особенно с целью коллекционирования сведений, составляющих чью-то личную тайну, — является исключительной прерогативой органов правопорядка и лиц, имеющих на то лицензию. Для тех, кто планирует самостийные разведработы, существуют целых три статьи Уголовного Кодекса, которые называются «Нарушение неприкосновенности частной жизни», «Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений» и «Нарушение неприкосновенности жилища». В этих недетских раскладах упомянуты практически все действия, совершаемые шпионами — тайное наблюдение, сбор и радостное обнародование компромата, внедрение в телефонные линии, вскрытие почты, изготовление и применение шпионских технических прибамбасов, написание и установка spyware-прог, а также посещение жилья без ведома его хозяев. За все эти развлечения полагается до трех лет лишения свободы, мощные штрафы, исправительные работы и прочие нерадостные бонусы. Так что не стоит лишать заработка профессионалов — пусть наблюдением и сбором сведений занимается милиция, сыщики и папарацци. А вот изучать шпионские трюки с целью защиты от них пока еще никто не запрещал. Помни, что ничто не защитит тебя лучше твоих собственных знаний и здравого смысла, и что вооружен тот, кого вовремя успели предупредить.

Автор выражает особую благодарность за помощь в написании статьи частному детективу Пытову Олегу Викторовичу.

 

Статья вышла в журнале SYNC, №11 за 2006 год

Николай Коршунов