Любовь к детективу.

По заданию «Вечерки» известные писатели-детективщики Анна и Сергей Литвиновы поработали частными сыщиками.

Представителей романтической профессии в Москве немало – порядка тридцати детективных агентств и сотни частных детективов с лицензией. Газеты и Интернет пестрят объявлениями: «розыск любой сложности», «гарантированное выявление внебрачных связей», «сбор информации о юридических и физических лицах». Работают в детективных агентствах люди таинственные. Одни – вообще интервью не дают, другие – о своей работе рассказывают, но только на условиях полной анонимности. И лишь немногие соглашаются выступить под реальными именами.

По лезвию закона

…Быть детективом, на взгляд непосвященного, очень заманчиво. «Наблюдать за объектом» – где-нибудь в интерьере роскошного курорта. «Собирать информацию» – в объятиях шикарной красотки… Правда, сами сотрудники детективных агентств от романтического ореола всячески открещиваются. И называют свою работу обычной, а временами – даже скучной.

– Мой день выглядит, примерно, так: треть рабочего времени уходит на встречи. Еще треть – занимает наружное наблюдение. Ну, и прочие рабочие часы я трачу на сбор информации – как правило, за компьютером. В погонях и перестрелках не участвовал», – говорит Игорь Климов, начальник информационно-детективного отдела компании «Интерлайн».

– Хорошо, обойдемся без перестрелок или погонь. А слежка за неверными мужьями-женами? Установка «жучков» в тайных любовных гнездышках? Съемки «эротических фильмов» скрытой камерой?

– Тоже извините – «Закон о частной детективной и охранной деятельности», хотя и стар (принят в 1992 году), но суров. «Осуществлять видео- и аудиозапись, фото- и киносъемку в служебных или иных помещениях без письменного согласия на то соответствующих должностных или частных лиц» – нельзя. То бишь, если хочешь любовную утеху в чьей-то квартире запечатлеть, нужно сначала испросить разрешение на съемку у хозяина.

– Дела о супружеской неверности – всегда на грани, а чаще – даже за гранью закона, – говорит Михаил, директор крупного детективного агентства.
– Но многие за них, тем не менее, берутся. Ведь на самом деле совсем не обязательно нарушать закон внаглую – то есть снимать изменщика в чужой постели. Или записывать на диктофон его (ее) развратные охи-ахи. Иногда бывает достаточно просто получить информацию – например, разговорить гостиничного портье. Если грамотно расспрашивать – он все расскажет: и в каком номере, одноместном или двухместном, изменщик зарегистрирован, и ходит ли кто к нему в гости. А горничная, за шоколадку и пару комплиментов, охотно доложит, не доносится ли из-за двери номера сладостных стонов».

Валерий Карышев, известный адвокат и писатель, рассказал о своем клиенте – уголовном «авторитете». Тот заподозрил, что молодая жена загуляла с одним из соратников по бизнесу. В детективное агентство «авторитет» обращаться не хотел. Во-первых, опасался огласки. Во-вторых, жалел денег – «арендовать детектива» на пару часов нельзя, приходится заключать комплексный договор «на оказание услуг», а это стоит совсем недешево, тысяча долларов – самый минимум.

– Вот и обратился ко мне. Попросил помочь «по дружбе». Я нашел одного студента. Велел ему взять фотоаппарат и денек погулять за супругой авторитета. Слежки, пусть и неумелой, дамочка не заметила – очень быстро «привела хвоста» к тому самому «соратнику». Тот, радостный, вышел навстречу… Получились симпатичные кадры – никакого секса, просто объятия с поцелуями на пороге особняка.
«Авторитет», заказавший слежку, остался доволен и счел, что все доказательства у него есть.
– Он… убил их?
– Нет. Жену – выгнал, а приятеля – из бизнеса выкинул.
– А чем еще занимаются современные детективные агентства?
– Часто приходят мужья или жены и просят найти ребенка, которого скрывает другой супруг, – говорит Игорь Климов. – Недавно было интересное дело: обратились родители, люди небедные. Жаловались, что у их тринадцатилетнего сына какой-то великовозрастный хулиган вымогает деньги.
– Вы стали следить за сыном?
– Зачем? Он сказал нам имя и приблизительный возраст вымогателя – Женя, лет двадцати, замашки уголовника. Мы предположили, что имя, скорее всего, подлинное – и начали проверять ранее судимых Евгениев, живущих поблизости. Таких, подходящих по возрасту, набралось восемь человек. Мы каждого сфотографировали, предъявили карточку мальчику – и он уверенно одного из Жень опознал. С этими доказательствами родители обратились в милицию.

– Очень часто к нам приходят бизнесмены, – рассказывает нам сотрудник еще одного детективного агентства, пожелавший сохранить полное инкогнито. – Просят проверить партнеров или новых сотрудников, оценить потенциальные риски. Вот, например, история. Является директор крупной корпорации: возбужденный, глаза горят. Сделка, говорит, на десятки миллионов долларов намечается. Есть возможность купить целый пароход очень дешевого металла. Одна беда: конкурентам этот самый металл тоже предложили. Поэтому принимать решение надо в течение пары дней, пока не перекупили.

– А разве реально – провести проверку так быстро?

– Реально. Я – член WAD (Всемирной ассоциации детективов), у нас свои представительства в шестидесяти странах мира. Так что выяснили легко – офис в Лос-Анжелесе, где зарегистрирована фирма продавцов металла, – липовый, счета – пустые… И знаете, что самое поразительное? Клиент, когда я ему это информацию выдал, очень расстроился… «Не может этого быть, – говорит, – такие замечательные ребята! Вы, наверно, ошиблись». От сделки, правда, отказался – но конкурентов, которые тоже на дешевый металл нацелились, не предупредил. Те страшно обрадовались, что победа осталась за ними. И ликовали ровно до того момента, когда «пароход с металлом» исчез где-то в окрестностях Британских островов…

…Так что, хоть и без погонь, – а работа у детективов интересная. Но слушать про нее – это одно. А вот если бы самому в сыщицком бизнесе поработать, хотя бы младшим детективным помощником!

Идем на «дело»

Но уговорить современных пинкертонов, чтобы взяли с собой «на дело», оказалось непросто. Кто грубил, что им «чайники не нужны». Другие ссылались на конфиденциальность заказов. А третьи – говорили просто: «Знаем мы вас, писателей. Возьмешь на простое дело, в засаду, – а потом, в книжке, вы такое завернете… про пистолеты да лихие погони».

И только детектив по имени Олег усмехнулся и сказал:
– Ну, ладно. Есть у меня одно дело. Предупреждаю сразу – довольно тухлое. Возьметесь?

Дело оказалось таким. Виктор К. занял у приятеля двадцать тысяч долларов. Сначала клялся, что вернет через месяц, потом попросил отсрочку еще на месячишко, а затем – и вовсе исчез. С работы уволился, дома не появляется. Жена лживым голосом заявляет: где муж, она не знает. Приятель обратился в детективное агентство…

– Вот этого Виктора, должника, вы нам и найдете, – сказал Олег.
– С удовольствием. А как?
– Его жена проживает по адресу: Загородное шоссе, дом 3, корпус, квартира такие-то. Должник ездит на черной «Волге», модель 3110, номер такой-то. Есть данные, что ночами он наведывается к супруге. Нужно подъехать и проверить.
– А если он дома – будем брать?!
– Ни в коем случае. Наше дело – только установить местонахождение. А как разбираться с должником – дело заказчика. Так что, если застанете Виктора, срочно звоните мне. Я сразу свяжусь с клиентом.

Итак, поздний вечер, город вымер, только собаки на полную луну подвывают. Искать нужный дом – уже приключение: нумерация на Загородном шоссе, как в страшной сказке. Пятиэтажки под номерами одиннадцать, девять и семь – имеются, а дальше вдруг неожиданно начинается Севастопольский проспект… Редкие прохожие то посылают искать третий дом то на противоположную четную сторону, то говорят, что его уже вообще снесли…

И всюду мерещатся то вооруженный должник, Виктор (в гневе, что на него «натравили ищеек»), то сотрудники милиции, готовые привлечь за «вмешательство в частную жизнь».

Наконец, находится искомая пятиэтажка. Нужная квартира, судя по номеру, – на первом этаже, слева. Окна завешаны жалюзи, светится единственное – кажется, это кухня. Никаких силуэтов за жалюзи не видно, и «Волги» должника ни во дворе, ни в окрестностях тоже нет...

Домофон, к счастью, сломан – проскальзываем в подъезд... И, вспоминая уроки Олега, принимаемся за анализ. Итак: дверь в искомую квартиру стальная, замки на ней сложные, коврик при входе – дорогой. Значит, семья не бедствует. Ну, а что дальше? Наверно, нужно приложить ухо к двери квартиры – не раздастся ли мужской голос? Голосов за дверью не слышно – зато из квартиры напротив тут же выскакивает не в меру ретивая бабуля. И разражается громогласным монологом – но совсем не про вмешательство в частную жизнь. А про то, что (извините) гадить нужно на улице, а не в чужом подъезде. А в нужной квартире – тишина…

Ничего не нашли, – докладываем назавтра Олегу.
– «Ничего не нашли» – разве это отчет? – хмыкает он. – Вы все подробно расскажите. И предположениями поделитесь.

Ну, чего-чего, а предположений у новоявленных детективов хоть отбавляй.
– Там, во дворе, вообще-то, две «Волги» стоят. Цвет и модель совпадают, обе черные, 3110. Только номера на них другие. Может, должник маскируется?
– Возможно, – кивает детектив. – Скажите мне номера, я выясню: вдруг они с других машин сняты?
Говорим. Фантазируем дальше:

– А может быть, этот Виктор автомобиль вообще сменил?
– Не исключено, – соглашается детектив, – вот вы ВСЕ машины во дворе и осмотрите. Выделите те, на которых регулярно ездят. И перепишите номера. Я проверю.
– А еще, прямо рядом с тем домом стоянка есть. Охраняемая. Вдруг он там свою «Волгу» ставит?
– Тоже надо проверить!
– Туда же не пройдешь – сторож!
– Подумаешь, проблема: на стоянку пройти! Придумайте легенду. И Олег с ходу начинает импровизировать: «Слышь, братан! Дядька Витька сегодня не подъезжал? Как – какой? На черной «Волжане» ездит, он у меня неделю назад ключ на семнадцать зажилил!»

…Назавтра снова едем на Загородное шоссе. Картинка прежняя – «Волги» поблизости нет, в квартире светится единственное окошко… Опять поздний вечер, тусклый свет фонаря, тишина… Становится и обидно, и скучно. Эх, как бы хорошо, чтобы вдруг сейчас, немедленно, во двор вкатилась нужная нам черная «Волга» и оттуда, крадучись, походкой злоумышленника, вылез должник Виктор К.! Но нет… Остается заняться рутиной.

Машин во дворе, по счастью, немного – всего-то штук тридцать. Но переписывать номера незаметно не получается – припоздавший собачник подозрительно оглядывается, влюбленная парочка отрывается от поцелуев… Но милицией не грозят. Собачник ворчит: «Ходят тут, а потом из машин магнитолы пропадают». А влюбленный важно объясняет своей подружке: «Это социологи. Транспортные потоки изучают».

На стоянке выясняется, что ломать комедию не перед кем: сторож, пьяный в стельку, крепко спит, уронив голову на кнопку шлагбаума. Но какая-никакая охрана имеется – две суровых овчарки. Эх, был бы с собой собачий корм!.. И упаковка со снотворным!.. Но это, наверно, уже статья – «жестокое обращение с животными»… Так что приходится обойтись визуальным осмотром издалека.

Очень издалека – потому что собаки бесятся знатно...

– Опять ничего, – докладываем Олегу.
– И так может быть неделю, месяц, другой, – кивает он. И усмехается:
– Ну, что, интересно? Согласны каждый вечер на Загородное шоссе путешествовать?
– А нет ли… нет ли каких-нибудь еще способов? Может, в розыск этого Виктора объявить?
– За что? – Пожимает плечами Олег. – Занимать деньги – не преступление.
– Или жену тряхнуть. Пусть колется, где муженек.
– А это, извините, уже статья… – вздыхает детектив. – Так что, сами видите, возможности у нас действительно ограниченные.

Такие разные клиенты

На ограниченные возможности и несовершенство законов, регулирующих детективную деятельность, жалуются все. В том числе и заграничные Арчи Гудвины. Особенно строги законы в США – там проверять человека можно только и исключительно с его согласия. Иначе обвинят, что «право на личную жизнь нарушаешь». Поэтому в Штатах детективы, в основном, работают по заказам крупных корпораций, которые планируют взять на работу нового человека. Кандидата сразу предупреждают: «Мы будем вас проверять. Не возражаете?» Если возражает – его кандидатуру даже не рассматривают.

Зато сами американцы частенько обращаются в российские детективные агентства. Мода на наших невест еще не прошла, и девушки иногда творят такое, что только сыщикам под силу разобраться...

- Обратился к нам американец, фермер из глухого штата, – вспоминает еще один сотрудник детективного агентства. – Он познакомился с очаровательной, неземной, фантастической россиянкой. Влюбился с первого взгляда. Они вместе провели незабываемую неделю в Хельсинки, он сделал ей предложение – и девушка отправилась домой, в Москву, покупать приданое и собирать чемоданы… Вдруг звонит: «У меня мама заболела, ей нужна срочная операция. Я должна остаться: буду зарабатывать деньги ей на лечение». Фермер тут же высылает необходимую сумму. Но у мамы, увы, осложнение, и нужно снова платить хирургам немалые деньги.

Американец снова высылает доллары для врачей, но начинает немного беспокоиться. Приходит к нам. Мы посылаем детектива по адресу, где живет та самая неземная красотка. Детектив под предлогом, что ему предложили снять принадлежащую девушке квартиру, начинает расспрашивать соседей – все ли с помещением в порядке? И узнает массу интересного. О том, что мама девушки ни в какой больнице сроду не лежала – пьет, как лошадь, и с каждой бутылкой только здоровее становится. А сама девушка частенько приводит домой мужчин, и сквозь стенку прекрасно слышно, чем они там занимаются…

– Как отнесся к результатам проверки американец?
– Сказал, что мы все перепутали. И девушка все равно станет его женой и скоро к нему приедет. А в наших услугах он больше не нуждается.
– И девушку не бросил?
– Нет. По-прежнему намерен жениться. А российская любовь снова тянет с него деньги. На этот раз – якобы на взятку чиновнику, который отказывается продлевать ей загранпаспорт. Так что иногда наши услуги просто бесполезны – люди все равно продолжают верить в то, во что им хочется верить…

Примерно в том же ключе говорит и Игорь Климов из «Интерлайна»:
– Если на карту поставлен бизнес – к детективам обращаться, конечно, нужно. А личные отношения… Может быть, «потерпевшим» иногда лучше просто чего-то не знать?

…Клиенты в детективные агентства приходят разные. Процентов пятнадцать из них – люди с явными психическими отклонениями. Таких, как правило, отшивают. Но иногда получается гуманнее: взять заказ и доказать одержимому бредом ревности «Отелло», что супруга изменять ему даже не думала.

Встречаются среди клиентов и старушки, у которых убежал кот, – но за такую работу агентства не берутся. Достаточно назвать бабушкам цену на услуги (от двухсот долларов в день) и сообщить телефон общегородской картотеки потерянных животных.

Часто приходят те, у кого угнали машину – просят найти. Это, к сожалению, задача тоже невыполнимая.

Частенько их ищет тот, кто сам крадет. Валерий Карышев вспомнил про мошенников, которые сами воровали автомобили, а потом, представляясь детективами, обращались к хозяевам и предлагали найти «ласточку» всего за тридцать процентов от стоимости. Говорят, на эту удочку даже один милицейский начальник однажды попался… Но чаще всего клиент детективов – средний «новый русский». Который проверяет партнеров по бизнесу, потенциальную невесту, круг общения детей-подростков…

– Любое дело и простое, и сложное, – говорит Игорь Климов, – начинается с мозгового штурма. С тщательного анализа ситуации. И схема, по которой нужно действовать, вырисовывается сама собой.

Собрать общую информацию о человеке обойдется в 300–500 долларов. Здесь речь идет об открытых источниках – можно обойтись базой данных с «Горбушки» и деньком в Интернете. А если копать глубже – использовать «закрытые» милицейские базы данных, общаться под благовидным предлогом с сослуживцами и соседями, наблюдать, анализировать – это, конечно, будет стоить гораздо дороже. И тем дороже – чем позднее клиент пришел. Потому что очень часто бывает: к детективам обращаются не на стадии подозрений, а когда дело запуталось дальше некуда… …Жила в Москве семья антикваров, люди зажиточные – дорогая квартира, свой салон в центре Москвы, пара эксклюзивных машин.

Однажды к ним в галерею приходит покупатель – тоже, по виду, из крутых: дорогой костюм, золотые часы. С придыханием говорит: «Какие у вас замечательные картины! Беру эту, и эту, и ту!..» Набирает полотен на миллион долларов! Расплачивается. Все честно. Супруги-антиквары на нового клиента, ясное дело, чуть ли не молятся. Он быстро становится другом семьи – вместе ходят в рестораны и ездят на отдых.

Однажды вдруг выясняется: помещение антикварного магазина, которое супруги арендовали, нужно срочно освободить. «Нет проблем! – восклицает новый знакомый. – У меня как раз на примете новое здание есть. Особняк в центре Москвы. Вам дико понравится!» Едут, смотрят, приходят в восторг. Особняк стоит четыре миллиона, у антикваров в наличии только два. Но друг опять готов их выручить, предлагает выкупить их квартиру (за миллион) и еще на миллион – взять картин, ну и до кучи одну из принадлежащих супругам машину, «Мерседес». Так и поступают. День сделки обставлен в полном соответствии с классикой жанра: броневик, вооруженные инкассаторы, нервный нотариус… «Друг семьи» улыбается антикварам и подначивает продавца: «Не жаль такой дом терять?» – «Жаль, но очень деньги нужны», – вздыхает тот.

Наконец, все документы подписаны. Единственное, о чем попросил прежний хозяин – вступить во владение ровно через тридцать дней.

Нужно ли пояснять, что через месяц выяснилось: «проданный» особняк в центре Москвы принадлежит совсем другим людям? А «друг семьи»… Нет, он никуда не скрылся. Но заявил, что его самого обманул подлец-риелтор. А картины, которые он купил в галерее, – самые настоящие фальшивки.

В милиции у антикваров даже заявление не приняли – квартиру и машину они переписали на мошенника добровольно, и деньги тоже отдали ему своими руками. Так что им остается один путь – в суд с гражданским иском. Ну а собирать доказательства поручили детективам. Они и собирают. Уже известно: «друг семьи», якобы респектабельный бизнесмен, – дважды судимый мошенник, прописанный в Тверской области, а «Мерседес» антикваров катается по Москве с новыми номерами. Поэтому когда дело дойдет до суда, выиграть его с помощью детективов будет гораздо проще.

С людскими бедами и драмами детективы сталкиваются постоянно. Но иногда в их практике приключаются и веселые истории. Игорь Климов вспомнил такую:

– Приходит женщина. Рассказывает: вернулась с работы поздно и такая усталая, что забыла запереть дверь. Прилегла на диван и уснула. Разбудил ее муж – поцелуями. Далее последовал восхитительный секс. А когда все закончилось… женщина вдруг обнаружила, что мужчина в ее объятиях – вовсе не законный супруг.
А совершенно посторонний человек! Как только обман открылся – мужчина тут же покинул квартиру. И вот теперь женщина хотела бы… этого человека разыскать! А еще один детектив,

Андрей, вспомнил о другой своей заказчице:

- Обратилась ко мне девушка. Она купила новую машину. Гаража нет, на ночь оставляла автомобиль во дворе. И каждое утро… обнаруживала на крыше кучку, извините, кошачьих какашек. Но кошки обычно предпочитают справлять нужду в укромных местах – поэтому девушка заподозрила, что кто-то пачкает ее машину умышленно. Вот, пришла ко мне с просьбой вычислить супостата.

– Бред какой-то. Вы отказали?
– Отказал. Но не потому, что бред.
Я согласился с девушкой, что кто-то – и совсем не кот! – имеет злой умысел. Но как злоумышленника искать? Приставлять «наружку» за сто пятьдесят долларов в день? Глупо. Дешевле машину на стоянку ставить. Так я девушке и посоветовал – и она со мной согласилась.

…«Я вынул из ящика стола пистолет и положил его во внутренний карман кожаной куртки», – пишет о частном детективе Джеймс Хедли Чейз. – Оружие частному детективу не положено, – говорит Игорь Климов. – Зато необходимы юридическое образование, аналитический ум и серьезные компьютерные навыки. А еще частному сыщику надо быть психологом и немного артистом. И, конечно, нужно очень любить свою детективную работу.

Опубликовано в газете «Вечерняя Москва», От 16 июня 2005 года.

Благодарим за помощь частного детектива Пытова Олега Викторовича
тел. (495) 769-32-29, e-mail: dete@mail.ru
https://www.syshik.ru/