Профессия: частный детектив.

«Загадка гусиного пуха», «Тайна затопленного подвала», «Дело о прекрасной фигуристке» — так назывались бы рассказы о реальных случаях из практики современного сыщика, вздумай кто-то их написать. Однако частный детектив Олег  П. утверждает, что его работа практически начисто лишена романтического ореола.

— В вашем офисе, наверное, в каждом стуле «жучок», записывающий наш разговор.

— Тоже, что ли, иронических детективов Донцовой начитались? Они на то и иронические, что к нашей повседневной жизни мало отношения имеют. Никаких «жучков». Их нам закон запрещает использовать.

— Пистолет-то хоть у вас есть?

— Я могу иметь разве что газовый. Только он мне и не особо нужен — во всякие опасные ситуации предпочитаю не попадать, поэтому, кстати, не связываюсь с делами, которые касаются политики. Телефон, компьютер, интернет, обычная фотокамера — вот мои орудия труда.

— Но ведь сталкиваетесь же с реальными преступлениями?

— Был случай, что искал человека — нашел его труп. Только о таких делах я обязан сразу милиции сообщать, что и выполняю. Вообще, забудьте наконец о перестрелках, погонях, романтике — у нас тут вполне рутинная работа с жизненными ситуациями, иногда напоминающая мне копание в выгребной яме… Я, когда только познакомился со своей будущей женой, сказал в шутку, что работаю ассенизатором, — а она всем подругам раструбила, что я занимаюсь какими-то синтезаторами…

— Как она сейчас к вашей профессии относится?

— Привыкла постепенно. Новые знакомые, конечно, удивляются, когда говорю, что я детектив, начинают расспрашивать — показываю документы. Порядочный сыщик вообще свою лицензию никогда не скрывает.

— А зачем кому-то ее скрывать?

— Бывают нечистоплотные личности: возьмут аванс на расходы и меняют номер мобильника — такого сыщика самого приходится разыскивать. Вообще, я иногда удивляюсь наивности наших граждан: заключат договор на миллионные суммы с сомнительной конторой, а потом удивляются, когда по ее адресу находят какой-нибудь затопленный подвал. А если еще и детектив-мошенник попадется, плакали их денежки.

— Какими еще делами приходится заниматься?

— Сбор информации о людях, например: как-то раз молодой человек попросил узнать побольше об одной фигуристке, в которую он влюбился. Залезаю в интернет, а там и персональный сайт, и куча ссылок на отзывы о девушке. Бывает сложнее: руководители заказывают сведения о своих подчиненных, партнерах или конкурентах.

— Бизнесмены, наверное, хорошие деньги вам платят.

— У меня есть определенные стандартные расценки, которые действительны и для домохозяек, и для высшего руководства нефтяных компаний.Случалось работать и «за интерес»: позвонила какая-то провинциальная дама и попросила разыскать фирму, которая бы скупала и перепродавала гусиный пух. Так увлекся, что когда нашел, ничего не взял с этой женщины.

— А что же с делами, связанными с выявлением измен супругов?

— Это очередное заблуждение, растиражированное прессой. Мы не прячемся ни у кого под кроватями, не подглядываем в замочную скважину за обнаженными красотками, не спим с объектами. Я вообще стараюсь ни в какие личные отношения с клиентами не вступать, потому что эмоции мешают из вороха проблем, с которыми к нам приходят люди, отфильтровать необходимые для работы сведения.

— Почему люди в принципе идут к частному детективу? Милиция не справляется? У нее ведь больше и средств, и полномочий.

— Я сам десять лет отработал в органах — там приходится заниматься не только собственно расследованием, но и заполнением всевозможных бумажек, оформлением справок, разрешений, разбором почты… К тому же сам следователь обычно ничего не решает, на все нужно получить одобрение руководства. А в частном сыске я сам себе хозяин: есть у меня одно дело, и я целиком погружаюсь в него, не завишу от расписаний, бюрократии.

— Профессиональные навыки помогают в личной жизни? Скажем, собрать информацию о том, кто набивается вам в друзья…

— Не особо хочется этим заниматься. Как в анекдоте: приходишь домой — а там станки, станки…

— Есть дело, успешным расследованием которого вы гордитесь?

— Один молодой человек попросил найти его первую любовь, с которой он учился чуть ли не в школе. Он знал ее имя, фамилию, так что много времени поиски не заняли. Оказалось, что девушка только об этом парне все время думала, даже с мужем развелась, и кончилось все воссоединением любящих сердец. Это был один из немногих романтических моментов в моей карьере.

Требования

Типичный частный детектив — бывший работник государственных правоохранительных органов, имеющий соответствующие связи. Из личных качеств важно обладать оптимизмом и психологической устойчивостью: слабонервный сыщик не выдержит бесконечных рассказов клиентов об их несчастьях.

Обучение

Так называемые курсы детективов дают только краткую теоретическую подготовку — навыков, которые действительно могут пригодиться в работе, там не приобретешь. Поэтому новички чаще всего обучаются у более опытных коллег.

Гонорар

Оплата труда сыщика складывается из суммы, компенсирующей расходы, плюс собственно гонорар, который всегда оговаривается индивидуально. Примерные цены на стандартные услуги: наблюдение за объектом — от $100 в день, информация о физическом лице — от $50, фото- или видеосъемка объекта — от $200.

Благодарим за помощь частного детектива Пытова Олега Викторовича
тел. (495) 769-32-29, e-mail: dete@mail.ru
https://www.syshik.ru/