Бизнес на изменах.

Частная детективная деятельность — это сбор и проверка интересующей клиента информации на договорной основе.

 

Частный детективОлег Пытов — сам себе босс и сам себе подчиненный. На его визитке под надписью«частный детектив» указаны только адрес сайта — new.syshik.ru и мобильный телефон. Большего, по мнениюОлега Пытова, для работы ПБОЮЛ и не требуется — не нужен ни офис, ни секретарь.

Бывший оперуполномоченный уголовного розыскаОлег Пытов уволился из органов в 1993 г.Он занялся коммерцией, однако удовлетворения эта работа не приносила.«Видимо, мозги не перестроить», — говорит Пытов. В 1995 г. он начал работать заместителем начальника службы безопасности, получил лицензию на розыск должников фирмы. Но уже через год покинул это место — не сработался с начальником. После этого помогал адвокатской конторе в сборе информации для защиты клиентов.А поднабравшись юридического опыта, решил, что пришла пора работать самостоятельно. К тому же у него был и опыт работы в органах, и юридическое образование — необходимые условия для получения лицензии на частную детективную деятельность. Поначалу работал вместе с партнером, бывшим подполковником милиции Михаилом Пановым. Но потом напарника пригласили стать старшим судебным приставом Центрального округа Москвы, и Пытов остался один.

 

Частная детективная деятельность — это сбор и проверка интересующей клиента информации на договорной основе. В некоторых случаях сбор таких сведений может нарушить конституционное право гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту его чести и доброго имени(ст. 23 Конституции РоссийскойФедерации). Поэтому закон РФ «О частной детективной и охранной деятельности» от 1992 г. запрещает«собирать сведения, связанные с личной жизнью, политическими и религиозными убеждениями отдельных лиц». Запрет этот не касается сбора сведений о дате, месте рождения, месте жительства и работе, об учебе, службе и иной трудовой и производственной деятельности, об отношении к своим трудовым обязанностям, прошлой судимости или о фактах привлечения к уголовной ответственности и т. п. Все виды видео- и аудиозаписей, фото- и киносъемки за пределами жилых и служебных помещений не запрещены.«При осуществлении частной сыскной деятельности допускается использование видео- и аудиозаписи, кино- и фотосъемки, технических и иных средств, не причиняющих вреда жизни и здоровью граждан и окружающей среде, а также средств оперативной радио- и телефонной связи», — гласит закон.

 

Для начала Пытов разместил объявление в газете«Из рук в руки».Сейчас на рекламу он не тратится, хватает клиентов, которые приходят через Интернет. Если набрать в Yandex«частный детектив», то ссылка на его страницу будет в первой десятке. Первым заказчикомОлега Пытова был генеральный директор некоегоООО.Он собирался нанять на работу зама и попросил проверить его биографию. Ничего криминального в прошлом у нанимаемого не обнаружилось, однако Пытов раздобыл выписки с прошлых мест работы, из которых следовало, что человек этот на госслужбе неоднократно получал взыскания за нарушение трудовой дисциплины и появление на работе в нетрезвом виде. Как распорядился полученной информацией заказчик,Олег Пытов не знает.«Моя работа заканчивается на том, что я кладу все данные на стол заказчика», — говорит он.

В месяц Пытов получает в среднем два крупных заказа, для выполнения которых требуются командировки и привлечение дополнительных людей и машин, и от 5 до 10 мелких заказов стоимостью не больше $300. Последние носят информационный характер — люди просят найти адрес какого-нибудь человека или телефон. Но большую долю заказчиков — 60 — 80% — составляют ревнивые супруги.Так распределяются заказы у всех столичных частных сыщиков, которых сейчас насчитывается около 20. Заказы такого рода в нашей стране детективов удивляют. К примеру, в США доказательство супружеской неверности может стать основой для того, чтобы отсудить при разводе домик на берегу моря или еще что-то. В России доказанная измена не дает в суде никакой имущественной выгоды. Частный сыщик Валерий, попросивший не называть его фамилию, утверждает, что доказательство супружеской неверности может сыграть роль при разделе имущества, если предварительно составлен брачный контракт, в котором это оговорено.«Но брачные контракты — редкость», — добавляет он.

 

«Большинство моих клиентов и клиенток — это люди, которые придерживаются жизненного кредо«лучше горькая, но правда, чем сладкая, но ложь», — говорит Пытов. Причем поступает примерно одинаковое количество заказов от мужей и жен. Но распоряжаются полученной информацией обманутые супруги по-разному. По наблюдениям Пытова, женщины, узнав о неверности мужа, как правило, оставляют все как есть — им нет смысла разводиться, потому что муж занимает видный пост, а она не работает.«Они, конечно, что-то предпринимают, но это из области женских чар — кто-то, например, привлекает колдунов, обещающих приворотить мужа», — говоритОлег. Мужчины более решительны, и часто дело заканчивается разводом.

«Когда ко мне обращается клиент с просьбой, я всегда спрашиваю, какие есть основания подозревать», — рассказывает Пытов. Чаще всего он слышит от женщин примерно следующее:«Муж надел чистое белье и слишком долго собирался перед уходом». «Женщины все внимание концентрируют на мелочах, до которых мужчинам и не додуматься», — замечаетОлег. Мужская логика более рациональна — мужья обращают внимание на время прихода и ухода жены.

Отследить супруга стоит в среднем по Москве от $500 до $1000. Дороже получается, когда слежка требует выезда в регионы: все накладные расходы(билет, гостиница) ложатся на плечи заказчика. Но заказчиков и заказчиц это, как правило, не смущает.

Доказательством измены служит фотосъемка.Сюжеты этих композиций, фиксируемых маленьким цифровым фотоаппаратом, примерно такие: муж/жена заходит в неизвестный дом, муж/жена идет в обнимку с неизвестным человеком.«Обычно я говорю [клиенткам]: вы женщина взрослая и сами понимаете, если ваш муж пришел в некую квартиру днем с цветами и провел там три часа, то маловероятно, что он пил чай.Тем более если такие визиты носят регулярный характер», — объясняет Олег Пытов.

 

Но подозрения клиентов оправдываются далеко не всегда. Впрочем, для сыщиков это даже хорошо. Расследование с хеппи-эндом оборачивается полезными знакомствами.Однажды один из топов нефтяной компании попросил последить за его подружкой — студенткой вуза. Девушка оказалась в высшей степени порядочным человеком, чему клиент, разумеется, обрадовался.Спустя некоторое время из Саратова пришел запрос собрать информацию на эту самую нефтяную фирму.«Не мудрствуя лукаво я обратился к своему бывшему заказчику, и он выложил мне все как есть на самом деле», — говорит Пытов.

 

Сбор информации о фирмах и их сотрудниках — это вторая статья доходов частных сыщиков. Расценки примерно такие же, как и по «семейным делам». Но здесь требуются дополнительные затраты на взятки. К примеру, получить последний квартальный баланс на любую фирму Москвы стоит $100. Причем достать информацию удается через госструктуры.

 

Иногда фирмы, прежде чем нанять человека, особенно если речь идет об ответственных позициях, обращаются к сыщикам, чтобы те выяснили, не проходил ли этот человек по уголовным или гражданским делам. Вся эта информация есть в архивах органов внутренних дел. Но официально ее получить нельзя. В итоге приходится действовать, как в американских фильмах — идти к знакомому сотруднику и за определенный гонорар или по старой дружбе просить его навести нужные справки. Конечно, индивидуальное предпринимательство не может принести слишком большого капитала, но свои преимущества есть и у него.«Дело ведь не в количестве денег, а в том, что я сам себе хозяин, — рассуждает сыщик. — Хочу — работаю ночью, хочу — днем, хочу — в выходные, а хочу — могу на всю неделю уехать за город и дачей своей заниматься». 

 

Благодарим за помощь частного детектива Пытова Олега Викторовича
тел. (495) 769-32-29, e-mail: dete@mail.ru
https://www.syshik.ru/