На крючке.

Меня преследует экс бой-френд.

Сплетничая с подружками, девушки любят хвастаться своим умением сводить с ума юношей. Хвастаются ровно до тех пор, пока не сведут с ума хотя бы одного по-настоящему.
Бойфренды приходят и уходят, мужчины становятся прошлым, но ты никогда не знаешь, когда и кто из них вновь захочет стать твоим настоящим и что ты будешь делать, если твои планы на будущее не совпадут с его желаниями.

Сюжет из страшного кино.

«Два года назад я встречалась с юношей, — рассказывает 20-летняя Юля. — Мы познакомились летом на концерте, ничего серьезного не было, просто ходили в кино вместе, гуляли, болтали. Он был высок, красив и работал в милиции. Но я никогда не воспринимала его всерьез, для меня он был просто друг. Он был в меня влюблен, я знала об этом, и его ухаживания казались мне забавными. Однажды мы возвращались из кино, и он, как-то странно помявшись, вдруг сделал мне предложение. Я подумала, он шутит, сказала «нет», разумеется. Он стал звонить реже, а потом и вовсе пропал. И я благополучно о нем забыла».

Юноша напомнил о себе сам. «Он позвонил неожиданно, несколько месяцев назад, и я сразу удивилась, что у него есть мой номер: я давно переехала от родителей, несколько раз меняла квартиры, а общих знакомых у нас не осталось. Голос у него был дико странный, выяснилось, что его родители разбились в автокатастрофе за три месяца до этого. Он задавал много вопросов про то, с кем я встречаюсь, где работаю, с кем живу. Когда я сказала, что любопытной Варваре на базаре нос оторвали, он произнес странную фразу: «Да ладно, я и так все знаю. Я людей в других странах находил, думаешь, мне сложно выяснить что-то про человека в собственном городе?»

После этого юноша пересказал Юле ее собственную жизнь в мельчайших подробностях: «За неделю до его звонка ко мне приходил сантехник и менял кран. И в череде деталей — про рост моего бойфренда, продолжительность нашего романа, национальность моего квартирного хозяина — промелькнуло еще то, что в моей квартире текут краны. Я задохнулась от ярости: оказывается, за мной следят». Вывод, который начинающий шпион сделал из собранной им информации, был угрожающим: «Он сказал, что я живу неправильно, что я хрупкая и беззащитная, что обо мне нужно заботиться и что он знает, как сделать меня счастливой. Он единственный, кто это знает. Я ответила, что как-нибудь справлюсь сама, и вежливо попрощалась».

Через пару дней Юле позвонила мама. Мама плакала. «Выяснилось, что мой заботливый принц позвонил моим родителям под предлогом, что ищет меня. И вежливо, но твердо указал моей маме на ее педагогические промахи. Сказал, что родители бросили меня и совсем обо мне не заботятся, что юной девушке нельзя жить одной, потому что это опасно. Мама все спрашивала, неужели мне так плохо и не хочу ли я вернуться домой».

Юля в ярости набрала номер своего друга и попросила его больше никогда ей не звонить. На прощание он еще раз повторил, что это ее последний шанс устроить свою жизнь по-человечески, что он ее очень любит и готов взять на себя заботу о ее будущем, потому что она единственный дорогой ему человек. «На секунду мне стало его очень жалко, — говорит Юля. — Но я просто ненавижу, когда кто-то пытается ограничивать мою свободу. Поэтому я сказала, чтобы он не лез в мою жизнь и забыл мой номер телефона». Но память у Юлиного друга оказалась хорошей: «Начались странные звонки по ночам, кто-то молчал в трубку, словно проверял, дома ли я. Потом на мобильный моему бой-френду стали приходить сообщения, посланные с сайта, с угрозами. Немые звонки по ночам продолжались. Один раз я выходила утром из дома, и при моем появлении человек на улице посмотрел мне в глаза, достал мобильный телефон и начал звонить куда-то. У меня началась паранойя. Однажды вечером я читала в журнале описание фитнес-упражнения, которое нужно было делать, постепенно увеличивая количество повторов: сначала 1, потом 2, потом 3 и так до семи. Раздался звонок. Один. Потом еще два. Потом три. На четвертый раз я успела схватить трубку, там снова молчали. Я клянусь, я обернулась, чтобы посмотреть, не стоит ли он у меня за спиной. Просто совпадение, конечно, но меня оно доконало».

На уикенд Юля с бой-френдом уехала на дачу, никого не предупредив. «Друзья звонили мне домой, не зная, что меня нет, там кто-то брал трубку и молчал. Когда я, узнав об этом, вернулась домой, мне стало казаться, что вещи там лежат не так, как я их оставила. Может, это было уже самовнушение, но я не могла избавиться от чувства, что кто-то побывал в моем доме. Я прошла на кухню, и меня затрясло: окно было чуть приоткрыто, и на полу валялась сбитая с подоконника ваза с цветами. От вазы остались одни осколки. Я старалась поверить, что это сквозняк». В почтовый ящик Юли ежедневно падали письма странного содержания с незнакомых адресов. Она жила в постоянном напряжении, иногда ей казалось, что ее вот-вот убьют, а иногда — что она все себе напридумывала. «Я не выдержала, когда однажды пришла домой, и дверь была поцарапана и не закрыта на верхний замок. Я по привычке попыталась убедить себя, что сама забыла закрыть, убегая в спешке. Хотя бой-френд обычно дразнит меня за то, что я с упорством маньяка всегда закрываю все замки на все обороты. Разделась, побродила по квартире и вдруг заметила, что на плите открыт газ. У меня началась настоящая истерика. Я покидала вещи в сумку и уехала к бой-френду. Через неделю переехала на новую квартиру в другом районе. И до сих пор трясусь, что он меня найдет».

«Ужас в том, — продолжает Юля, — что доказать кому-то или даже самой убедиться наверняка, что это он, — невозможно. Я могла забыть закрыть дверь, случайно задеть ручку на газовой плите, мои друзья и родители могли попасть на неполадки на телефонной линии, письма приходили от случайных людей, а угрозы были чьей-то нелепой шуткой. Но главного он (если это был он) I добился: я почувствовала себя беззащитной и поняла, что живу неправильно. И что делать дальше — ума не приложу».

Выход 1: Бегство

Так поступила наша героиня, и пока неизвестно, поможет ли это ей. По мнению психологов, это может сработать только если у преследователя нет серьезных намерений, он просто шутит или развлекается таким странным образом. В этом случае ему будет лень прилагать усилия, чтобы снова отыскать твой след.

Можно переехать на время к знакомым или родителям, именно это советует Евгений Маслов, отец 18-летней дочери: «Я бы настоял, чтобы моя дочь вернулась домой, сам подходил бы к телефону так, чтобы этот мерзавец бесконечно попадал на меня. Разумеется, встречал бы ее и провожал, чтобы быть уверенным, что он не достанет ее, когда она не дома». Но бесконечно прятаться невозможно.

Выход 2: Очная ставка

19-летняя Вика, с которой случилась похожая история, устав от сомнений, позвонила преследователю сама и назначила ему встречу: «Я хотела посмотреть ему в глаза и убедиться, что это он. И попытаться объяснить ему, что он должен оставить меня в покое». Когда это не подействовало, на встречу с пылким влюбленным отправился брат Вики и сломал ему нос. Это сработало. Но мы, конечно, понимаем, что это не выход...

В любом случае идти в одиночестве на встречу со своим поклонником не стоит. Хорошо, если это вменяемый человек, у которого просто весьма странные методы ухаживания. Но очень вероятно, что человек, который так действует, невменяем, что у него серьезное психическое заболевание или просто нестабильное эмоциональное состояние. Поэтому предсказать, как он отреагирует на твои терпеливые увещевания, невозможно. Помни, что в разговоре с ним нельзя демонстрировать страх. Нужно, чтобы твой преследователь понял, что тебя не удастся запугать и что есть люди, готовые за тебя заступиться. Угрожать ему нельзя, это только распалит его злобу.

Выход 3: Милиция

Большинство девушек, попавших в такую ситуацию, столкнулись с безразличием милиции. Поскольку собрать доказательства сложно (ведь прямых улик нет), милиция отвечает, что надо ждать, пока преследователь совершит какое-нибудь явное действие. Нападет на тебя, к примеру... Но дежурный милиционер по телефону сообщил нам, что «все же не стоит думать, что правоохранительные органы будут ждать, пока он вас прирежет. При таких обстоятельствах уже можно подавать заявление участковому, так как присутствует состав правонарушения и даже преступления. В заявлении нужно указать полное ФИО подозреваемого, хотя бы один его контактный телефон, если это возможно, постараться вспомнить место его работы и вообще — побольше деталей. За деяния такого характера могут взыскать штраф, а иногда лишить свободы на 6 месяцев». И все же, прослушав историю до конца, милиционер посоветовал героине лечиться от паранойи...

Частный детектив Олег Викторович Пытов говорит: «Обязательно нужно написать заявление в милицию, поставив об этом в известность данное лицо. И в случае каких-либо эксцессов будут знать, откуда ветер дует. Это останавливает таких людей».

P.S. Опросив психологов, милиционеров, юристов, а также девушек, с которыми случались подобные истории, «17» пришел к неутешительному выводу: выхода не существует. Решения, которые предлагают органы правопорядка или частные детективы, — крайне спорны и помогают вовсе не всегда. Действовать придется самостоятельно. И наугад.

ОБЖ

  • Постарайся ограничить какой-либо контакт с преследователем.
  • Если угроза становится более явной, старайся держаться людных мест.
  • Не выходи из дома в позднее время в одиночестве.
  • Приобрети средства защиты, разрешенные законом.
  • Можно нанять частного детектива, чтобы он собрал информацию и помог подать заявление в правоохранительные органы. Стоимость заказа будет зависеть от исходных данных, но ориентировочно — от 200 до 500 у.е.
  • Если ты чувствуешь, что тебе грозит серьезная опасность, можно нанять телохранителя. Такую услугу могут предоставить охранные агентства.
  • И главное — тщательнее выбирай себе знакомых..