Шпион, «мани», я.

Большой пронырливый нос, большое чуткое ухо и большие же, с волчьей хваткой зубы — это не портрет псевдобабушки Красной Шапочки. Это — набор профессиональных требований к сотруднику частного детективного агентства.

Небрежно-брутальное «Бонд. Джеймс Бонд», безумно дорогие супермашины и стреляющие часы — на экране все это замечательно. И только на экране и интересно. В приземленной жизни гораздо большее любопытство вызывает другое: какую очередную каверзу задумал негодяй-конкурент, изменяет ли муж (жена) и способен ли отдать долг потенциальный заемщик. Для Джеймса Бонда мелковато. Вот пусть он за своими противниками-супершпионами и погоняется. А мы пойдем в частное детективное агентство. Может быть, там удовлетворят наше любопытство. Возможность решать свои личные и служебные проблемы при помощи частных детективов граждане России получили в марте 1992 года, когда был принят закон «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации». Начало формированию рынка сыщицких услуг было положено.

Сто Шерлоков Холмсов

На сегодня в России официально зарегистрировано около ста детективных предприятий. Подавляющее большинство из них работает в обеих столицах. Похоже, что сотня — это максимальное количество, которое рынок способен переварить. Динамика в данной области практически отсутствует. В 2000 году на учете в подразделениях по лицензионно-разрешительной работе состояло 93 предприятия данного профиля. В 2001 и 2002 годах было зарегистрировано всего по два новых агентства. Общая численность лицензированных сотрудников, занятых в этой сфере, соответственно, тоже ничтожно мала — около 350 человек, включая и одиночек, и тех, кто работает в агентствах.

В редких случаях детективное агентство является самостоятельным предприятием, чаще всего это спецподразделение крупных частных охранных агентств (ЧОПов), например, в «Торнадо-М», «Шериф-Р», «Барьер», «Столица», а также при службе безопасности солидных предприятий и частных граждан, по старинке именуемых олигархами. По своей структуре, функциям и послужному списку сотрудников такие подразделения напоминают частные спецслужбы наподобие «Атолла», оснащены дорогой подслушивающей аппаратурой и другими спецсредствами, стоимость которых достигает сотен тысяч долларов.

Считается, что если для решения конкретной задачи требуется серьезное техническое оснащение, то клиенту целесообразнее остановить свой выбор на агентстве. Уровень технического оснащения, квалификация инженерно-технического персонала здесь, безусловно, выше, чем у детективов-одиночек. Эксперты рекомендуют обращаться в агентства и тем клиентам, которым требуются серьезные рекомендации по вопросам безопасности, выявление каналов утечки конфиденциальной информации, многосторонний анализ частных и служебных кризисных ситуаций.

В месяц успешное детективное агентство ведет параллельно 2-3 заказа стоимостью $5-10 тыс. каждый. В результате доход конторы составляет в среднем $100 тыс. в год. По приблизительным подсчетам, годовой оборот рынка детективных услуг составляет примерно $20 млн. Однако абсолютно корректную цифру назвать невозможно: слишком распространена здесь практика работы без договоров (особенно когда предоставляются не предусмотренные законом и лицензией услуги).

Частный детектив работает один. Для выполнения конкретных заданий иногда привлекает помощников. Однако в некоторых случаях эффективность детективов-одиночек зачастую оказывается выше, чем в оснащенном до зубов агентстве. Главный недостаток работы последнего заключается в том, что оно не может позволить себе использовать методы работы, находящиеся на грани законности или за ней. Компетентные органы, выдающие лицензии на детективную деятельность, как ни странно это в наше время звучит, действительно приглядывают за своими подопечными. Шаг влево — прощай, лицензия. А вместе с ней — репутация и клиенты.

В то время как частному сыщику официальная бумага нужна, по сути, лишь для того, чтобы в газете приняли его рекламное объявление (есть такое правило), и потеря лицензии ему ничем серьезным не грозит. Таким образом, детективы-одиночки полагают, что они способны помочь клиенту в решении наиболее щекотливых вопросов.  

Скелет в шкафу

Проблемы, которые частные граждане доверяют детективам, довольно типичны. Самая распространенная и самая дешевая из предоставляемых услуг (стоимость — от $500) — это «проверка подлинности информации по человеку» (дословная формулировка из прейскуранта одного из агентств). Процедура подразумевает проверку паспортных данных, биографии «заказанного» с установлением его места работы, истинного количества детей, бывших и нынешних жен, адреса проживания, домашнего телефона, наличия автомобилей и т.п. Даже в таком «невинном» случае сыщик действует на грани фола. По закону он должен получить письменное согласие проверяемого. «По жизни» же никто такое разрешение даже и не пытается получить. Приходится выкручиваться.

Мотивы, по которым люди обращаются к детективам за проверкой подлинности информации, разнообразны. В одном агентстве рассказали, что их постоянными клиентами долгое время были солидные брачные конторы, стремившиеся исключить накладки, связанные с предоставлением заведомо ложных анкетных данных. Были случаи, когда иностранцы, желающие усыновить ребенка в России, проверяли при помощи частных сыщиков круг родственников малыша. Особо недоверчивыми, по мнению сыщиков, являются граждане, участвующие в судебных процессах. Именно они довольно часто хотят убедиться в подлинности данных и достоверности отдельных моментов биографии своих оппонентов.

Любопытный случай имел место в практике одного детектива около года назад: некий состоятельный бизнесмен решил жениться, но друзья решили помочь другу и при помощи частного детектива выяснили некоторые подробности биографии дамы. Оказалось, в молодости девушка имела судимость за мошенничество. Скажете, конфуз? Нисколько. Бизнесмен был восхищен своей избранницей, найдя в ней родственную душу.

Иногда клиентам мало устного рассказа об интригах, плетущихся вокруг них. Нужны более осязаемые доказательства. В таких «запущенных» случаях заказывают фото- и видеосъемку, прослушивание и наружное наблюдение.

Бизнес-структуры частенько используют эти методы, но, как правило, содействие в проведении подобных операций им оказывают собственные службы безопасности. Частным детективам и детективным агентствам остается другая категория клиентов — подозрительные любовники и обманутые супруги.

Несанкционированные съемка и прослушивание в помещениях — это тоже незаконные действия. Куда деваться детективу? Выход один — высокая цена в качестве компенсации за риск. Стоимость данной услуги — от $1 тыс. плюс накладные расходы.

Интересная деталь: если в агентстве говорят, что цена договорная, это означает, что она зависит от благосостояния клиента. Метод дедукции в определении благосостояния клиента у детективов дает отменные результаты. Однажды известный банкир сокрушался в узком кругу знакомых, что слежка за своей пассией обошлась ему в $10 тыс. Нанятый детектив мгновенно сообразил, что клиент, во-первых, чертовски богат, а во-вторых, желая сохранить свою репутацию, ни за что не воспользуется услугами службы безопасности своего банка.  

Найти и обезвредить

Довольно часто к сыщикам обращаются бизнесмены средней руки (у крупных предпринимателей есть свои ресурсы) с просьбой найти скрывшихся должников, мошенников. Считается целесообразным разыскивать суммы не менее $20 тыс. В качестве вознаграждения, как правило, берется 10-20% от долга.

По мнению самих сотрудников милиции, частные сыщики достаточно хорошо работают в сфере поиска без вести пропавших. В последние несколько лет к детективам обращаются родители, ищущие своих детей-наркоманов, родственники исчезнувших умственно отсталых граждан и т.п. Стоимость услуг, связанных с поиском пропавших, установлением их последнего места пребывания и т.п., — от $1000. 

Широко распространены услуги по проверке благонадежности делового партнера и по установлению фактов недобросовестной конкуренции. В этой сфере детективы-одиночки и агентства конкурируют с правоохранительными органами. В последнее время обращение в органы с претензиями к конкурентам дает больший эффект.

В сыскном агентстве «Мегрэ» рассказали типичный случай. Некий бизнесмен собрался заключить соглашение с одной фирмой на производство крупного и срочного заказа офисной мебели. Однако у него возникли сомнения по поводу возможности выполнения фирмой условий договора. Сотрудник сыскного агентства под видом придирчивого покупателя быстро выяснил, что завод-изготовитель ни при каких условиях в силу своих технических возможностей не может выполнить заказ. Клиенту рекомендовали воздержаться от сотрудничества с этой фирмой. 

У корпоративных клиентов популярны и такие услуги, как обследование с помощью полиграфа (детектора лжи). Стоимость — от $150 за процедуру. В данном случае имеется в виду, что искомый человек более-менее согласен на обследование — возможно, у него просто нет другого способа доказать партнеру по бизнесу, что он говорит правду. Сколько стоит процедура, если обследуемый отчаянно сопротивляется, неизвестно.

В прейскуранте детективных агентств фигурирует и такая услуга, как проверка различных помещений на наличие «жучков», — от $50 за кв. метр. Можно предположить, что имеет место и обратный процесс — установка «жучков». Но это уже тот случай, который обсуждается при личной встрече. 

Опасные связи

Отношения частного детектива и клиента, как правило, выстраиваются вне сыщицкого закона, а то и в обход него. Обеим сторонам приходится выбирать между материальной выгодой и риском оказаться в местах не столь отдаленных.

Наиболее опасный момент взаимоотношений связан с такой ситуацией: допустим, сыщику стало известно о правонарушении, совершенном его заказчиком (реальным или потенциальным). По закону он должен незамедлительно сообщить об этом возмутительном факте в правоохранительные органы.

Однако на практике данное правило не действует, так как сужает и без того узкий круг клиентов частных детективов как минимум в два раза. К тому же, настучав на клиента в милицию, детектив нарушает право на конфиденциальность, которое этим самым законом, между прочим, гарантируется.

Другой, к сожалению не такой уж и редкий, вариант поведения детектива в вышеописанной ситуации — попытаться шантажировать клиента при помощи добытого компромата. Не так давно одно крупное издательство обратилось к частным сыщикам с просьбой выяснить, кто на рынке занимается подделкой их продукции. В ходе расследования детективы обнаружили, что у клиента самого далеко не все в порядке с авторскими правами на использование сюжетов известных мультфильмов.

Соблазн был велик — детективы не устояли и предъявили счет. Издатели на столь наглый шантаж не поддались и обратились за помощью в родную милицию. Шантажистов повязали. Но и бизнесменам пришлось отстаивать свои права в суде. Нешуточный штраф за нарушение авторских прав им был обеспечен. 

Полевые испытания

Главная проблема клиента, который решил обратиться за помощью к детективу, — это где найти достойную для столь деликатного дела кандидатуру. Корреспондент «Профиля» решил на своем опыте узнать, как это делается.

Придумать подходящую легенду не составило большого труда. Сюжет был примерно следующий: заказчик, Марина (так представлялась автор этой статьи), владелица успешного салона красоты, узнала, что ее управляющий, Андрей, открывает свой собственный салон и переманивает туда ее специалистов. Была поставлена задача собрать полную информацию о состоянии дел Андрея. Договорившись с владельцем одного из московских салонов красоты, что он-то и будет нашим «Андреем», «Марина» отправилась на поиски детектива. Предоставляем слово нашей героине.

— Вооружившись газетой «Из рук в руки», я начала обзвон. В номере было напечатано двадцать объявлений об услугах детективного характера от агентств и частных лиц. Три первых телефона отпали сразу — были отключены или недоступны. В нескольких местах мне было предложено позвонить через недельку (варианты: «через пару дней», «завтра после обеда» и пр.). Один сыщик, не посчитавший нужным представиться, предложил изложить суть проблемы в двух словах по телефону. Выслушав краткую версию, он попросил контактный телефон, пообещав перезвонить. Давать телефон редакции как-то не хотелось, и разговор закончился.

В конце концов я договорилась-таки о двух встречах с детективами.

На следующий день за столик в кафе «Москва-Берлин» ко мне подсел молодой человек в очках, представился Анатолием и надолго замолчал. Прежде чем посвящать человека в свои, пусть и придуманные, проблемы, я решила выяснить, можно ли ему довериться. У Анатолия была лицензия на частную детективную деятельность, выданная два месяца назад, которую он по первой же просьбе выложил на стол.

В ходе разговора выяснилось, что по специальности Анатолий — адвокат по гражданским делам. Он охотно и с легкостью цитировал юридические документы, однако, как все юристы, выражался довольно невнятно. Вопрос о том, сколько будут стоить его услуги и в какие сроки он может собрать нужную информацию, оставался без ответа — все утонуло в спецтерминологии. К тому же меня здорово смущала молодость детектива и неподдельный азарт в его глазах. В общем, сославшись на срочное дело, я пообещала позвонить вечером и исчезла в неизвестном направлении.

Встреча со вторым детективом была назначена в обычном жилом доме на Щелковском шоссе, где в однокомнатной квартире на первом этаже, по соседству с ДЕЗом, располагался офис некоего Вадима. На стене квартиры висела лицензия и объявление, гласившее, что стоимость консультации — 1000 рублей. Вадим не сказал об этом по телефону ни слова, но выяснять причину этого мне как-то не хотелось.

На вид Вадиму было около 40 лет. Он производил впечатление типичного мента, который за двести метров чует, что сегодня именно вы оставили водительские права дома или позволили себе кружку пива в компании друзей. Где-то на уровне подсознания мне это даже понравилось. Я довольно быстро изложила суть проблемы. Во время разговора Вадим задал несколько вопросов, касающихся бизнеса потенциальной клиентки. Было очевидно, что он пытается выявить мою платежеспособность. Кстати, он этого и не скрывал. Судя по всему, моя скромная персона показалась детективу вполне состоятельной.

Далее я, пытаясь соблюсти формальности, стала настаивать на заключении договора. Вадим с усталым видом протянул мне стандартный договор, который ничего по существу не гарантировал, а только декларировал соблюдение норм закона, запрещавшего проведение большинства оговоренных действий. Подписывать предложенный договор, в общем, не имело смысла, но мы его подписали.

Надо сказать, что интуиция меня не подвела: через месяц я получила исчерпывающую информацию о своем «конкуренте», которая абсолютно соответствовала действительности. Услуги обошлись редакции в $4,8 тыс. 

ЕЛЕНА ДАВЫДОВА