Стук-стук… Я ваш друг


Доносчиков в России, стране, пережившей эпоху тотальных репрессий, ненавидят на генетическом уровне. Причем благодаря усилиям представителей криминальной субкультуры имидж «стукача» в последнее время распространился буквально на каждого, кто решается на сотрудничество со следствием.


Вредному для правосудия стереотипу МВД противопоставило программу материального стимулирования добровольных обличителей опасных преступников. Согласно опубликованному на портале regulation.gov.ru документу, добровольный помощник следствия в поимке особо опасного преступника сможет рассчитывать на солидное, до трех и более миллионов рублей, вознаграждение.


Охотники за «головами»


«Положения о назначении и выплате полицией вознаграждения за помощь в раскрытии преступлений и задержании лиц, их совершивших» – так называется проект ведомственного документа МВД, регламентирующий материальные взаимоотношения полиции с гражданскими помощниками.


Норма устанавливает процедуру публичного объявления в розыск преступников за вознаграждение. Оговорено, что объявлять в розыск кого бы то ни было уполномочены министр внутренних дел, его замы и начальники территориальных органов МВД на окружном, межрегиональном и региональном уровнях.


Награждение в сумме до 0,5 млн. рублей вправе установить начальник территориального органа МВД, до 3 млн. рублей – замминистра, а свыше – сам министр. В делах, касающихся выплат за информацию о причастных к террористическому акту, независимо от суммы, решение принимает министр или его заместитель.


Когда бежать в кассу

С задержанием преступников, чьи портреты размещены в тематическом разделе сайта МВД, все более или менее понятно: человек сообщил, где находится убийца, злодея задержали. Проходите в кассу.


Сложнее, когда в объявлении фигурирует формулировка о предоставлении «данных об обстоятельствах преступления». Здесь важен конечный результат – то есть не только сам факт обращения в полицию, но и то, сумеют ли сыщики распорядиться ценными данными.



Любопытная деталь: осведомителей по одному преступлению может быть несколько. Соответственно, и гонорар придется делить «с учетом меры их личного участия в раскрытии». В роли арбитра выступает начальник органа МВД.


Никаких секретов

«Действие настоящего Положения не распространяется на граждан, оказывающих содействие полиции на конфиденциальной основе», – говорится в документе.


Этот пункт разграничивает выплаты за помощь в раскрытии от так называемых «агентурных» расходов, которые предусмотрены законом «Об оперативно-разыскной деятельности». Напомним, что «содействующие органам» на контрактной основе лица находятся под социальной защитой государства. Им положены не облагаемые налогом выплаты, компенсации и даже пенсионное обслуживание.


Разыскивается живым или мертвым

Упорядочение процедуры получения бюджетных денег за помощь в борьбе с преступниками вполне может стать стимулом к появлению профессиональных «охотников за головами».


Богатый опыт такого частно-государственного партнерства есть у стран с англо-саксонской правовой системой. Фактически любой мог заниматься поимкой или даже убийством объявленных в розыск преступников за вознаграждение, указанное в специальных плакатах. И хотя времена «дикого Запада», когда основным источником права был револьвер, позади, в США до сих пор в некоторых штатах существуют специалисты, занимающиеся розыском лиц, не явившихся по повестке в суд.



Практика платить за «голову» преступника распространилась по всему миру. $50 млн. обещали власти США за информацию о местонахождении Усамы бен Ладена.


Собственный опыт материально стимулировать раскрытие преступлений есть и у России. За голову чеченского террориста Шамиля Басаева в 1999 году правительство обещало $1 млн. Позднее, в 2004 году, ФСБ назначила награду в 300 млн. рублей за данные, которые приведут к нейтрализации Аслана Масхадова и Шамиля Басаева. Оба были ликвидированы в течение двух лет. И деньги были выплачены.


Самое большое вознаграждение в отечественной истории Федеральная служба безопасности назначила за данные о террористах, причастных к взрыву российского самолета в Египте, – $50 млн.


Подводные камни

Не все специалисты разделяют оптимизм полицейских разработчиков правил «охоты на преступников».


– На мой взгляд, эта инициатива небезопасна, с антикоррупционной точки зрения. Где гарантия того, что сыщики, вычислившие преступника, не отдадут раскрытие своим доверенным гражданским лицам, а причитающуюся выплату потом поделят пополам? – говорит частный детектив Олег Пытов.


Впрочем, изложенная в положении процедура предусматривает антикоррупционный контроль. В частности, при каждой выплате составляется так называемое заключение о результативности информации. Этот документ утверждается в подразделении собственной безопасности, и только потом подписывается приказ о выплате вознаграждения.